kunis_alexander (kunis_alexander) wrote,
kunis_alexander
kunis_alexander

Category:

Тварь ли я дрожащая или право имею? (с)

Есть ли у людей неотъемлемые права?

Вот умница Шульман говорит, что таки да.


История показывают, что отнюдь нет. Права и привилегии - это блага, оплаченные слезами, потом и кровью. Причем, политические права являются первичными для всех остальных - кто имеет власть, тот в конечном счете и решает. Но все, конечно, сложнее чем просто запись в конституции или законах. Фактическая власть и права могут сильно отличаться от писанных, и за примерами далеко ходить не надо.

То есть, нет ничего особенно плохого в том, чтобы верить в абсолютность и неотчуждаемость прав, как в некую идеальную модель, к которой имеет смысл стремиться. Но в практической плоскости все эти права - "всего лишь" результат борьбы и договоренностей. Идеал может освещать путь, но двигаться к цели все равно придется по грешной земле.

Я повторю, может так статься, что некто с голубого вертолета оделит всех правами и прочими благами. Но с упорством, достойным лучшего применения, вселенная породит и того, кто постарается эти права потом отобрать.

Так что,

Любые права и привелегии являются завоеванием и требуют защиты.

Добиться получения и удержания прав могут те классы и категории, которые:
1. Имеют желание бороться
2. Могут организоваться
3. Вносят существенный и важный вклад в жизнь общества (не обязательно именно экономический)
4. Могут позволить себе "забастовку" и шантажировать остальных как минимум отказом от сотрудничества (а в крайнем случае и вооруженной борьбой).

Пункты 1 и 2 обычно связаны друг с другом. Стремление бороться за свои права никто особенно и не заметит, пока народ не организуется. А организация не может произрасти без общего желания. Ну и, в конце концов, аппетит приходит во время еды - именно организация помогает осознать участникам, что они "право имеют".

А пункт 4 напрямую связан с 3. Ну что это за шантаж, если эти люди нафиг никому не нужны?

Идея в том, что власть имущим и вообще остальным слоям и классам общества должно стать ясно, что выгоднее правами поделиться, чем обострять конфронтацию. Именно организованное движение тех, кто действительно вносит существенный вклад, позволяет добиться результата в перетягивании одеяла на себя.

То что здесь написано, давно и чеканно сформулировано римлянами: "Homo homini lupus est". Это ведь отнюдь не означает, что люди и волки непрерывно жрут себе подобных. Нет, волки - очень социальные животные. Они и заботятся друг о друге, и действуют слаженно в общем деле, но при этом вполне могут покусать, в том числе и насмерть, кого-то из своих товарищей. Кто на что имеет право - совсем не праздный вопрос для волков в стае, как и для людей. "Что говорит закон, свободное племя?" (с)




Допустим, мы имеем более-менее стабилизировавшуюся ситуацию, когда права в обществе распределились согласно вкладу и организованности участников. В физике говорят "система находится в равновесии".

Но жизнь не стоит на месте и, скажем, происходят некие изменения в перечисленных пунктах. Система выходит из стабильного состояния и начинается то, что в физике мы называем "переходные процессы". Человеческие системы редко когда застывают надолго, всегда что-то меняется, так что история состоит из таких вот "переходных процессов" чуть более чем полностью. В результате идет перераспределение прав: кому больше надо, кто лучше организован и чей вклад в общество существенней. Изменения бывают как постепенными, так и очень бурными.

Переходные процессы принимают разные формы и сильно зависят от роли личности. Чем дольше в обществе не находится нужного человека, как щепотки соли в опыте с перегретой жидкостью, тем более бурно идет процесс. Но основой для перераспределения является именно изменение в вышеперечисленных 4х пунктах. И если там ничего кардинально не поменялось, то ничего не будет, сколь ни сыпь ты соль в колбу.



Политическая мудрость заключается в том, чтобы делать изменения вовремя и плавно, не дожидаясь момента, когда сорвет резьбу переходный процесс пойдет уж очень бурно, с применением насилия. "Если процесс нельзя остановить, его надо возглавить" (с).


Кстати, самая организованная и способная к борьбе категория граждан - это военные. Так что во времена, когда это был отдельный и очень важный для выживания общества класс, то как-то так выходило, что они были совсем не обижены правами и привилегиями в отличие от остальных.
Был период в Риме и Греции, когда войну вели именно ополчения - собственно сами граждане. Так что в то время все было просто и коллизии не возникало. Вот он - золотой век античности. Но как только армии стали профессиональными (в Риме варвары на службе, в Греции граждане повадились наниматься в соседние полисы), так немедленно начались проблемы.

Когда дворянство потеряло свою особую роль защиты государства и воевать стали мобилизованные простые граждане, тогда оно и начало терять свои особые права. Крест на их привилегиях поставило распространение образования, так что и чиновничий аппарат вместе с прочим менеджментом стало возможно набирать из прочих сословий. Вера российского дворянства (а, главное, царя) в то, что особые правилегии дарованы им богом и, соответственно, ничего менять не надо, и привела к тому, что накопленное напряжение жахнуло так, что залило кровью всю страну и даже соседние.

Крестьяне во все времена были слишком размазаны по территории, так что им сложнее, чем всем остальным организоваться. Пространство само по себе является барьером. Да и кое-какая грамотность нужна чтобы осознать и обрести желание потребовать себе прав.

Духовенство характерно тем, что, во-первых, они организованны, а во-вторых, могут себе позволить отказ от сотрудничества и шантаж. Мол, давайте, сделайте меня мучеником - на том свете мне воздастся. Подозреваю, что именно поэтому необремененное семьями католическое духовенство отстояло свою независимость, тогда как православные, где обета безбрачия нет, полностью склонились перед светской властью - рисковать семьей не то же самое, что только собой.

В общем, распространение грамотности, подъем уровня жизни и вовлечение в производственный процесс благотворно действует на расширение прав. Например женщины сумели организоваться и получить равные с мужчинами политические права. В Англии это случилось аж в 1928 году.

И вот сейчас мы имеем "неотъемлемые права". Ура!

Означает ли это, что борьба окончена? Разумеется, нет.
"Все животные равны. Но некоторые животные равнее других". (с)

В настоящий момент деление на классы практически потеряло актуальность и перетягивание одеяла перешло в плоскость "граждане" <-> "государство". И чем больше возрастает ценность жизни, тем более исключительную и важную роль играют те, кто эту ценность охраняет: государство вообще и спецслужбы в частности. А за особой ролью следуют и особые права в ущерб остальным.

Кроме спецслужб, на западе таки есть еще парочка специфических сословий, наделенных особой ролью и, соответственно, претендующие на особые права. Это СМИ и преподаватели. У СМИ действительно особая роль посредников в национальном общении. Они формируют и организуют дискурс. Соответственно, они считают себя наделенными особым правом: назначать и снимать правительство. Учителя вкладывают в умы то, что будет определять будущее цивилизации, их влияние еще фундаментальней. Забавно, как СМИ действуют заодно со спецслужбами в своей попытке ползучего переворота. И у нас в Израиле и в Штатах. А учителя организуют учеников для участия в политических акциях. У нас в Израиле, например, все эти дни памяти Ицхака Рабина, друга всех октябрят людей доброй воли. Подозреваю, раньше этого добра тоже было более чем достаточно, просто мы не очень это знаем (СМИ нам не расскажет). Кстати, не совсем очевидно: то что происходит со СМИ и спецслужбами в последнее время - это попытка присвоить себе власть или отчаянная попытка ее удержать?

Я так думаю, что второе. Сейчас СМИ постепенно теряют свою особую роль в пользу социальных сетей и интернет платформ. К сожалению, это значит всего лишь, что следующий, кто попытается присвоить себе особые права - это те самые корпорации. "Don't be evil" (девиз Гугла) - ага, щаз!

Так что даже в западных странах, где государство действительно сильно зависит от граждан, даже там не все безоблачно. Но в общем и целом, там, где могущество государства определяется именно работой, инициативой и в конечном итоге налогами жителей, там с людьми приходится считаться и там у граждан есть шанс отстоять свои права. Но если государство черпает силы из некого иного ресурса, например, из нефти, то на отказ даже значительной части населения от сотрудничества можно по большому счету плевать слюнями со Спасской башни. Так что, де-факто (спасибо что не де-юре), граждане лишаются кое-каких своих прав, сколько бы они ни были прописаны в конституции и прочих бумажках. Грядущие перевыборы пожизненного в России тому демонстрация: люди лишены избирательного права. Та же ботва была и в позднем совке: "мы делаем вид что работаем, а они делают вид что платят нам зарплату". И держалось все это на тех же нефтедолларах. Как только нефтедоллары завяли, от граждан внезапно стало что-то зависеть.

И последний момент, на который Шульман так и не ответила в своей замечательной лекции "Будущее семьи, частной собственности и государства": Если гражданин - это налогоплательщик, то что же случится, если и когда множество граждан решат жить на безусловный базовый доход (на пособие), просто чтобы не париться на работе? Вопрос не в том, сумеют ли они отстоять свои права перестав вносить вклад в общее дело. Нет, вопрос в том, как именно они эти права будут терять! Будет ли это плавный или взрывной процесс? И вот тут фанатичная вера в "неотъемлемость прав" (я о политических, разумеется) вполне создает условия для накопления напряжения, которое, высвобождаясь, может залить кровью весь мир.

То есть, в большинстве случаев в истории изменения шли в направлении все большей вовлеченности в производство и уравнивание вклада всяческих слоев населения. Политические системы не поспевали за изменениями и потрясения случались когда они отставали слишком существенно. Прогресс шел в расширении и уравнивании прав людей. Но история не всегда двигалась в эту сторону. Мы видели, как схлопнулся республиканский Рим и демократическая Греция когда у них появились новые и особо важные категории населения. Можно рассматривать это как досадный провал, а можно как закономерный итог развития и изменения уклада жизни. И почему мы думаем, что наш образ жизни не может поменяться так, что прогресс пойдет в сторону лишения граждан прав?

Я вот Маркса не читал, но что-то мне подозрительно, ни это ли он имел в виду, когда расписывал классовую борьбу? Похоже это на марксизм?
Tags: общество, физика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments